понедельник, 20 июня 2016 г.

По-самурайски



Координационный совет российских соотечественников в Швейцарии (точнее, то безобразие, которое себя так называло, вопреки российскому Закону, и потому очень сильно косячило), совершил, возможно, первый мужественный поступок за последний год: сделал себе харакири. Самораспустился.

Ох... давай, до свидания

Примечательно, что перед принятием решения о самороспуске, так называемый Координационный совет внес в повестку дня изменения и решил расстаться с так называемым секретарем координационного совета Мариной Охримовской.

Напомню, что пани Охримовская с недавних пор активно поддерживает группу активистов террористической и экстремистской организации "Правый сектор", и даже вступила в группу "Украинский Осередок Базеля", получающей от "Правого сектора" благодарности за поставки тепловизоров, обмундирования и денег.

После принятого большинством голосов решения попрощаться с пани Охримовской, в качестве секретаря Координационного совета, эта группа товарищей выбрала самоликвидацию.

Посольство в выигрыше?

Полагаю, что главным (хотя и не единственным) выгодоприобретателем от роспуска этого "как бы Координационного совета" стало Посольство и Россотрудничество.

Скорее всего, сейчас все безобразия с концертом активистов Правого сектора будут списаны на ситуацию, когда граждане сильно набедокурили, а потом осознали и сделали харакири. И это, наверное, даже всех так или иначе устроит.

Соотечественники в выигрыше?

Наверное, все же да - потому что у них появляется возможность собраться, наконец, в ту организацию, которая прописана в российском законе, и не устраивает антироссийской движухи. Собственно, много лет Координационный совет таким и был, пока не появились воинствующие русофобы.

А Ходорковский и "правосеки"?

Наверное, у беглого уголовника МБХ есть основания для недовольства. Как и у "правосеков", конечно же.


Каким должен быть Координационный совет, чтобы не повторялось подобных безобразий?

Полагаю, что он должен быть таким:

1. В Правлении - нейтральные люди, с пророссийскими установками. 
Ну, т.е. не активные пророссийские активисты (простите за тавтологию), а люди политически достаточно спокойно себя ведущие, но с внутренним стержнем не против России. 

Такие, кто не нуждается во внешних стимулах для того, чтобы не звать на сцену активистов террористических и экстремистских организаций.

Ситуация, типа "А теперь Хор ИГИЛ споет вам народную песню "Атомули ядалато" на деньги российского бюджета недопустим.

2. Политически активные пророссийские, как и антироссийские (но не поддерживающие Правый сектор) - могут быть в Координационном совете, но не на  руководящих должностях, т.е. не председателем, не заместителем председателя и не секретарем координационного совета.

Это обеспечит наличие их позиции и будет служить стимулом сохранения политического нейтралитета (реального, а не в виде притаскивания на российский бюджет и на продвижение авторитетом посольства террористов и экстремистов)

3. Сторонники активистов Правого сектора - в Координационном совете быть не должны совсем. 

Закон о противодействии терроризму и экстремизму прямо ограничивает свободу выражения мнений этой категории граждан, а Закон о поддержке соотечественников не оставляет им места в координационных советах, по причине несоответствия внутренней политике России.


Россотрудничество в целом - в плюсе или в минусе?

Полагаю, что на данный момент в минусе, и это всецело его вина.

Заявления, по сути, о решимости оплатить концерт активистам террористической и экстремистской организации "Правый сектор", и о нежелании смотреть, кому дают деньги и кого продвигают за счет российского бюджета, на мой взгляд, должны стать предметом самого пристального внимания правоохранительных органов.

Кстати, как и "слепота" по поводу наличия в "Координационном совете" физических лиц и коммерсантов, помимо руководителей общественных организаций, как того требует закон.

Надеюсь, что  правоохранительные органы помогут Россотрудничеству вернуться в берега по этим важным вопросам и "дыра", через которую потенциально могут уходить к СБУ и правому сектору миллиарды рублей из бюджета, прекратит свое существование.

Будем наблюдать за развитием событий и информировать о них.